Удивляться уже не приходится

При подготовке к написанию данного материала изначально предполагал другое название – «Удивительное рядом». Но затем подумал, что так уместнее было бы назвать рассказ про какой-то исключительный случай, факт или событие, носящие однократный характер. В рассматриваемом же нами примере речь идёт о явлении, если ещё и не представляющем из себя систему, то по крайней мере претендующем на определённую тенденцию, учитывая его заметную повторяемость. А значит, удивляться уже и не приходится. Именно так и решил озаглавить эту заметку.

Что ж, судите сами. Многие наши читатели, жители области, несомненно, помнят материал, посвящённый сороковому заседанию Тамбовской областной Думы, состоявшемуся 26 апреля текущего года, вернее той по меньшей мере спорной (хотя, по нашему мнению, предельно понятной) и весьма нетривиальной истории, которая там развернулась, – публикация была размещена в газете «Наш голос», № 18 (1380) от 16 мая 2024 года под названием «Кому Устав не писан?!».

Тем, кто успел подзабыть её суть или пропустил тот номер, мы вкратце напомним происходившее, ибо оно напрямую связано с той темой, которую постараемся осветить сегодня.

Не секрет, что деятельность любого органа власти (да и не только), в том числе и Тамбовской областной Думы, и всех депутатов её представляющих, подчинена закону, определяется и регламентируется им же, а также нормативными (внутренними) документами, в т.ч. регламентом этого органа. Казалось бы, аксиома, которой необходимо следовать всем всегда и везде. Но, как оказалось, бывает и по-другому, причём, с нашей точки зрения, без явных и необходимых на то оснований.

Дело в том, что одним из основных положений Устава Тамбовской области (основного закона, регламентирующего деятельность облдумы), определяющим работу и деятельность законодательного собрания, а также составленного на его основе регламента, является положение о ведении заседаний Думы и председательстве на них. Так вот и в Уставе, и в регламенте, в действующих на момент проведения сорокового заседания их редакциях значились совершенно определённые и не подразумевающие двояких трактовок положения, гласящие, что заседания ведёт председатель Тамбовской областной Думы, а в его отсутствие по тем или иным причинам – один из его первых заместителей (всего их два). Всё, на этом точка. Тем не менее с совершенно очевидным нарушением указанных требований прошло сороковое заседание заксобрания под руководством Ю.В. Плужникова, хоть и заместителя председателя, но не первого.

Предваряя начало пленарного заседания, руководитель фракции КПРФ в Тамбовской областной Думе А.И. Жидков указал на недопустимость подобной ситуации в виду соответствующих норм Устава и регламента, предложив перенести заседание, о чём он подал соответствующие заявления в регламентную группу областной Думы, а также присутствовавшему представителю прокуратуры. Однако заседание продолжилось. Заявление фракции КПРФ депутатами от «ЕР», ЛДПР, СР и «Родины» услышано не было. Фракция коммунистов покинула зал ввиду важности поднятого вопроса и его правового значения.

Здесь нужно сделать небольшое отступление и дать пояснение дальнейшему ходу событий. Вполне может показаться, что между появлением упомянутой выше статьи «Кому Устав не писан?!» в «Нашем голосе» и сегодняшним материалом прошло достаточно продолжительное время. Но это совсем не случайно. Дело в том, что дальнейшее развитие ситуации и органично связанных с ней обстоятельств, прямо из неё вытекающих, происходили поэтапно. Между тем хотелось иметь картину происходящего в целом – единую цепь политических событий, в том числе и для более полного понимания проблемы, именно поэтому и получился такой временной разрыв в освещении темы.

Первой официальной реакцией на неудобный вопрос о легитимности сорокового заседания Думы, поднятый фракцией КПРФ, стало заседание комитета по законодательству (в соответствии с действующим на тот момент регламентом Думы, призванным разбирать подобные ситуации, касающиеся соблюдения этого самого регламента). 08.05.2024 года данный комитет рассмотрел вопросы, поступившие в регламентную комиссию, и дал ответ. Не вдаваясь во все подробности происходившего на его заседании (в том числе, чтобы не перегружать читателя излишней информацией), отметим только тот факт, что, как и предполагалась нами, депутатами-коммунистами, комитет под председательством А.Т. Плуталова «никаких нарушений действующего регламента и его положений не нашёл». Т.е., по его (комитета) мнению, все необходимые процессуальные нормы и действия на сороковом заседании облдумы были соблюдены.

Здесь интересно посмотреть, что приводилось в обоснование такого решения комитета. В основу были положены следующие доводы: мол, подобная ситуация – когда на пленарном заседании областной Думы отсутствуют сразу и председатель, и оба его первых заместителя, – не урегулирована действующим (на тот момент) регламентом, а значит, не оставалось ничего другого, как проголосовать за передачу полномочий спикера заместителю председателя.

И вот теперь мы просим обратить особое внимание на следующий важный момент, имеющий прямое отношение к подобному обоснованию и его ценности. Дело в том, что случай, имевший место на сороковом заседании Думы и связанный с осуществлением полномочий председательствующего вразрез с прямыми и предельно ясными формулировками Устава области и регламента Тамбовской областной Думы, – далеко не первый, и даже не второй. В 2022 и в 2023 годах схожие ситуации уже имели место на двух пленарных заседаниях Думы, только с одним весьма и весьма веским нюансом, ещё более подчёркивающим их полное несоответствие прямым требованиям и указаниям Устава области и регламента заксобрания, а именно: полномочия спикера осуществлялись заместителем председателя Думы в одном случае в присутствии одного первого заместителя, а в другом – сразу двух первых заместителей председателя. Согласитесь, что в свете этих фактов обоснование комитета по законодательству, приведённое выше, выглядит ещё более бледно и менее убедительно, чем даже изначально. Ну и, конечно же, никак не может оправдать произошедшего в 2022 и 2023 годах, так как нашему взгляду открывается уже не отдельный «неурегулированный действующим регламентом» случай, а тенденция, носящая самый что ни на есть системный характер.

Эти доводы мы, депутаты фракции КПРФ, привели в ходе заседания комитета по законодательству, однако внятного ответа, как и пояснения по поводу имевшего место в 2022-2023 годах, мы от присутствующих коллег так и не получили. (Здесь, предвосхищая возможные вопросы, хотим сразу оговориться: так сложились обстоятельства, что фракция КПРФ отсутствовала на тех двух заседаниях, так как оба раза находилась в московском регионе на общепартийных мероприятиях и, следовательно, озвучить свою позицию относительно происходящего в момент проведения заседаний возможности не имела). В итоге нам было заявлено буквально следующее: мол, так удобнее работать правительству области – именно с заместителем председателя Думы. Вот так, ни больше, ни меньше. И честно говоря, учитывая странности происходящего, у нас нет никаких оснований сомневаться в истинности и искренности этого заявления, в общем-то, неуместного в стенах законодательного органа.

С каких же пор и на каком основании такой фактор, как чьи-то желания (уж не знаем, чем продиктованные – капризами ли, личными симпатиями-антипатиями, а может, ещё чем кого-то из руководства области), а не положения Устава Тамбовской области и регламента заксобрания, стал решающим в вопросах порядка проведения областной Думы? Нам это неизвестно. Равно, как неизвестно и то, каким образом подобное положение вещей согласовывается с таким основополагающим принципом нашего государства, как разделение властей (исполнительная, законодательная, судебная) – естественно, не только на федеральном, но и на региональном уровне подразумевающее в числе прочего выстраивание отношений между ними на основе законодательства, но никак не желаний или удобств отдельных лиц, что имеет принципиальный характер для устойчивого и продуктивного функционирования всех органов власти и всей политической системы в целом.

Вместе с тем то, что мы знаем точно и не можем не отметить, так это следующее: описываемые политические перипетии, вызывающие массу вопросов (многие из которых так и остаются без внятных ответов), ранее, при предыдущих руководителях области, не только не имели места, но и просто были немыслимы. Считаем, что это говорит о многом и многое происходящее в регионе объясняет.

Казалось бы, так или иначе, но эта история некоторым образом проясняется, начинает приобретать законченный характер и, собственно, близится к своему завершению. Однако не всё так просто. Остались неосвещёнными ещё несколько весьма важных во всём этом деле деталей. Прежде всего речь идёт об ответе областной прокуратуры на заявление А.И. Жидкова, поданное им перед началом сорокового пленарного заседания областной Думы. В нём, как вы помните, Жидков просил дать правовую оценку произошедшего.

Оптимизируя наш рассказ и стараясь не перегружать его излишне, отметим, что в общем и целом ответ прокуратуры области (пришедший в начале июня текущего года) и содержащиеся в нём выводы были схожи с полученным ранее ответом из комитета по законодательству Тамбовской областной Думы и также содержал ссылки на то, что произошедшая ситуация не урегулирована статьями Устава, касающимися работы Тамбовской областной Думы, её регламентом, а значит, депутаты якобы имели право определить спикера большинством голосов.

Думаем, что озвученные выводы имели бы непоколебимое основание только в том случае, если бы заседание заксобрания проводилось по веским причинам внепланово (экстренно) и совпало бы с одновременным отсутствием и председателя Думы, и двух его первых заместителей. Однако всё происходило ровно наоборот: заседание нашего законодательного органа было запланированным, соответственно имелись и его точная дата, и возможность согласовать присутствие кого-то из первых заместителей для его проведения. Но этого не произошло. И причина здесь, судя по всему, не в пресловутой «неурегулированности», а ровно в том, что и способствовало осуществлению функций спикера заместителем председателя Думы в присутствии первых заместителей – в чьём-то удобстве, в чьём-то желании. Но ведь эти факты никак не получится объяснить «неурегулированностью ситуации» – в Уставе и в регламенте всё было прописано более чем однозначно.

Кроме того, есть и ещё одна деталь, которая, как мы считаем, хоть и не прямо, но подтверждает нашу точку зрения, и содержится она в письме областной прокуратуры, направленном на имя председателя Тамбовской областной Думы Е.А. Матушкина (копия была предоставлена заявителю А.И. Жидкову для ознакомления). В письме, разбирающем сложившуюся на сороковом заседании ситуацию, есть очень важное примечание, которое необходимо процитировать: «Следует отметить, что подобные факты возложения обязанности председателя Тамбовской областной Думы на заместителя председателя областной Думы Плужникова Ю.В. имели место и ранее. Об изложенном сообщается для принятия мер по совершенствованию организационно-правового регулирования деятельности Тамбовской областной Думы».

Думаем, вполне очевидно, о каких фактах, «имевших место и ранее», идёт речь в письме – мы их описали выше и считаем, что неплохо было бы получить и их правовую оценку. Также очевидно, почему требуется «совершенствование организационно-правового регулирования деятельности Тамбовской областной Думы», и насколько это подтверждает правильность нашей позиции. То же, как развивались события далее, на мой взгляд, какие-либо ещё комментарии делает излишними, настолько всё показательно.

А развивались события следующим образом. Уже 28 мая (на следующий день от даты отправления письма) прошли заседания двух комитетов областной Думы – комитета по законодательству и комитета по связям с органами местного самоуправления, на которых как раз таки и были внесены проекты законов по внесению изменений в Устав Тамбовской области, в том числе в части регулирования деятельности областной Думы (касаемо функций первых заместителей и заместителя председателя, включая отправление ими обязанностей спикера на заседаниях), а также схожих изменений в регламент Думы. И вот тут у нас, как и у многих читателей, сразу возникает вопрос: зачем же вносить означенные изменения в Устав (основной закон) региона, а потом на его основании и в регламент, если, как нам ранее пытались доказать, никаких нарушений при проведении вышеуказанных заседаний не было?! Исчерпывающих объяснений традиционно мы не получили, но об истинных причинах подобного действа нетрудно и догадаться.

Чтобы картина была завершённой, скажем и о следующем. Возникли у нас и иные вопросы – вновь, как это ни странно, касающиеся соблюдения законодательных норм и требований регламента (казалось бы, стоило учесть предыдущий неприятный опыт, но нет). Теперь речь идёт о соблюдении сроков внесения законопроектов на рассмотрение Тамбовской областной Думы. Минимальный срок внесения – 15 дней до дня пленарного заседания. Очередное сорок второе заседание с рассмотрением изменений было назначено на 07.06.2024 года, что нарушало необходимый по закону временной период (напомним, комитеты, на которых были представлены законопроекты по изменению Устава и регламента, прошли 28 мая). Данный нюанс также был озвучен нашей фракцией и на комитете по связям с органами местного самоуправления, и непосредственно на сорок втором заседании Думы, после чего мы предложили перенести рассмотрение этих вопросов на следующее пленарное заседание, чтобы не нарушать установленные правовые нормы.

Вероятно, излишне говорить, что предложения фракции КПРФ вновь были проигнорированы большинством депутатов (хотя и меньшим количеством, чем в прошлые разы), а законопроекты в совершенно непонятной и необъяснимой для нас спешке были приняты. Зачем? Может быть, опять для удобства или ради пожелания кого-то из правительства области, кто знает?..

При этом сложилась и ещё одна, как нам кажется, коллизия, на которую мы также указали во время заседания. Дело в том, что изменения, вносимые в Устав Тамбовской области, согласно законопроекту, вступали в силу на следующий день после его опубликования (то есть как минимум на следующий день после заседания Думы), а в части, касающейся как раз таки полномочий всех заместителей председателя Думы (в том числе возложения на них обязанностей спикера), – лишь через десять дней после принятия… Но это тоже нисколько не помешало большинству депутатов тут же принять изменения в регламент областной Думы, которые вносились на основе новой редакции Устава области! Обратите внимание ещё раз на даты вступления в силу изменений в Устав и скажите, на основании чего менялся регламент 7 июня, и ещё раз – для чего подобная спешка, как её можно объяснить рационально и насколько подобное правомерно?

Вопросы, вопросы, вопросы… С каждым разом их становится всё больше и больше (и раз уж мы не получили на них ответы в областной Думе, надеемся, получим в других учреждениях и ведомствах). Они нарастают как снежный ком, но уже не удивляют, как и сами ситуации, эти вопросы порождающие. Удивляться можно чему-то ранее невиданному и нетипичному, а здесь – тенденция. Неприятная, на наш взгляд, и требующая соответствующей незамедлительной реакции. С этой мысли мы начинали данный материал, ею и будем завершать вместо вывода или в качестве него, весьма красноречивого, хоть и достаточно краткого…

P.S. Всё вышеизложенное прямо и как нельзя лучше наглядно подтверждает факт политического кризиса, разразившегося и набирающего обороты на Тамбовщине, о чём мы говорили не раз. Кризиса, не сулящего ничего, кроме усугубления проблем и нарастания дальнейших деструктивных процессов. Кризиса, требующего оперативного своего разрешения и исправления ситуации. Не только вышестоящие власти и соответствующие органы, но и жители области должны это знать, ведь всё, что происходит в Тамбовской области, касается нас всех напрямую… 

Антон Павлович Веселовский,

секретарь Тамбовского ОК КПРФ, депутат Тамбовской областной Думы