Сражающаяся партия – 2015 год

При нажатии увеличится

При нажатии увеличится

По политическим причинам исследование роли Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) в Великой Отечественной войне в последние годы историками практически не проводится. Одновременно государственная пропаганда и кинематограф прилагают все усилия для формирования негативного образа армейского комиссара или партийного работника, которым, как правило, отдаётся роль злодеев. Это делается в угоду ультралиберальным пропагандистским штампам о «победе народа вопреки Сталину и коммунистам».

Характерно, что именно гитлеровская пропаганда пыталась расколоть советское общество, противопоставив друг другу ВКП(б) и народные массы. Для этого она распространяла мифы о превентивном характере войны против СССР, а также о том, что цель Германии – освободить Россию от «еврейско-коммунистического руководства». Эта пропаганда потерпела крах. Народ и правящая партия большевиков в годы Великой Отечественной сохранили

К началу войны в ВКП(б) состояло около 3,9 млн. человек, объединённых в 205 тыс. первичных организаций. Более половины членов партии вступили в её ряды в конце 1930-х – начале 1940-х годов.

Партия большевиков была молодой, что являлось традицией ещё с дореволюционных времён. К началу войны менее 5% её членов и кандидатов составляли люди старше 50 лет. Самой многочисленной была возрастная группа от 25 до 35 лет, которая вместе с молодежью до 24 лет составляла около 62%. Членов партии в возрасте 36-50 лет насчитывалось свыше трети. Женщин среди коммунистов было немногим более 15%. ВКП(б) объединяла представителей практически всех народов СССР. По социальному происхождению преобладали рабочие и крестьяне, составлявшие две трети. Образовательный уровень коммунистов превышал таковой у населения в целом, хотя тяжкое наследие царской России в этом вопросе всё ещё сказывалось: более 60% коммунистов были малограмотными или с начальным образованием, среднее и неполное среднее (семилетнее) образование имела лишь треть, высшее – немногим более 6%.

Таким образом, партия в основном состояла из поколения, воспитанного уже Советской властью. Большинство из её членов были высоко идеологически мотивированными. Это привело к тому, что коммунисты с началом войны приняли на себя роль авангарда борцов с немецко-фашистскими захватчиками.

В первые же дни войны Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об отборе коммунистов в качестве «политбойцов» для укрепления морального духа войск. В большинстве своём политбойцы имели высшее и среднее образование – это была элита советского общества в полном смысле слова. После соответствующей подготовки они должны были стать младшими командирами и политработниками. Однако из-за высоких потерь в начальный период войны их зачастую вливали большими группами в наиболее пострадавшие в боях части и сразу бросали в бой. Общая численность политбойцов составила свыше 130 тыс. человек.

В прифронтовых районах коммунисты составляли костяк отрядов партийно-советского актива, коммунистических и истребительных батальонов, рабочей гвардии, народного ополчения. Уточним, что дивизии народного ополчения формировались и вооружались по штатам Рабоче-крестьянской Красной Армии, имели кадровых офицеров. По примеру коммунистов в ополчение пошли и многие беспартийные граждане.

За первый год войны в общем порядке и по специальным мобилизациям ВКП (б) направила в вооружённые силы свыше 40% довоенной численности территориальных партийных организаций – более 1 млн. 344 тыс. человек. Это укрепило армию, усилило её боеспособность. В тяжёлых боях первого военного года погибло, умерло от ран, пропало без вести около 634 тыс. коммунистов. В самый трудный период войны партия подала народам СССР пример самоотверженности и заплатила за это дорогую цену.

Десятки тысяч коммунистов добровольно оставались на захваченной врагом территории, чтобы возглавить всенародное сопротивление оккупантам. К концу первого года войны в партизанских отрядах и подполье было свыше 65 тыс. коммунистов. Кроме того, из 69 тыс. коммунистов, не сумевших эвакуироваться и оставшихся в оккупации без задания, определённая часть смогла самоорганизоваться и тоже участвовала в борьбе с захватчиками.

Гитлеровцы не только установили на оккупированной территории режим жестокого террора, но и пытались идеологически воздействовать на население. Допускалась и даже поощрялась мнимая многопартийность коллаборационистов, образование профашистских и националистических псевдопартий и групп. Но все попытки замаскировать политику террора и ограбления, ослабить влияние коммунистов в народе были безуспешны. Сочувствие и поддержка большинства населения были на стороне коммунистов-подпольщиков и партизан.

В тылу врага действовали десятки подпольных обкомов, сотни окружкомов, горкомов, райкомов, партийных центров, организаций и групп, комсомольских организаций. Они наносили чувствительные удары по гитлеровцам: совершали нападения на вражеские гарнизоны, диверсии на железнодорожных магистралях, уничтожали коллаборационистов. Характерной чертой освобождённых партизанами территорий в тылу у гитлеровцев – партизанских краёв – стало восстановление на них Советской власти. Так, к лету 1943 года свыше 200 тыс. кв. км советской земли находились под полным контролем партизан. Причём возможности центральной власти повлиять на ситуацию были весьма ограниченны – восстановление органов Советской власти шло преимущественно «снизу». Ведущую роль в этих процессах играл авторитет коммунистов.

Руководящие органы ВКП(б) также приняли на себя бремя войны. На военной и военно-политической работе была сосредоточена почти половина состава Центрального Комитета. Многие секретари ЦК компартий, крайкомов и обкомов стали членами военных советов фронтов и армий, руководителями борьбы в тылу врага. В начале войны были мобилизованы свыше 500 секретарей ЦК компартий союзных республик, краевых, областных, городских и районных комитетов, 1265 других работников, входивших в номенклатуру ЦК, около 300 сотрудников аппарата ЦК. В распоряжение армейских политорганов были переданы все годные к военной службе слушатели центральных и местных партийных учебных заведений. Всего за годы войны по решениям ЦК на партийно-политическую работу в РККА перешло около 14 тысяч коммунистов руководящего звена.

В вооружённой борьбе с фашизмом в годы Великой Отечественной приняло участие более половины состава партии. Около 2 миллионов коммунистов погибли в боях, умерли от ран, пропали без вести. Рядом с партийцами сражались 11 миллионов комсомольцев. Члены ВЛКСМ составляли до 25% личного состава Красной Армии и Военно-Морского Флота. До 40% всех комсомольцев страны прошли через фронт. Участие партийцев и комсомольцев в боях, их героизм укрепили авторитет партии и усилили её влияние, подняли общественную значимость звания коммуниста.

В военные годы приём в партию шёл в основном через организации вооружённых сил. Для того чтобы облегчить возможность бойцам на фронте вступить в ряды ВКП (б), были изменены условия приёма. Фронтовая обстановка позволяла не за год, а за один бой оценить товарища, поэтому кандидатский стаж был снижен до трёх месяцев. Рекомендации вступающим могли давать коммунисты не с трёхгодичным, как требовалось уставом, а с годичным стажем. К концу войны в вооружённых силах числилось свыше 3 млн. членов и кандидатов в члены партии.

Руководство всей системой партийных органов в армии осуществляло Главное политическое управление, действовавшее на правах отдела ЦК ВКП(б). Его возглавлял кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК А.С. Щербаков (одновременно он был первым секретарём МК и МГК ВКП(б), заведовал отделом международной информации ЦК). Работавший с колоссальным перенапряжением сил Александр Сергеевич пережил войну лишь на один день: он скончался в ночь на 10 мая 1945 года.

С началом войны в РККА была введена чрезвычайная форма партийного руководства – военные комиссары в полках, дивизиях, на кораблях, во всех штабах, военных учебных заведениях и учреждениях. В ротах, батареях и эскадрильях работали политруки. В обязанности военных комиссаров входило политвоспитание бойцов и командиров, руководство политорганами, партийными и комсомольскими организациями, контроль за выполнением приказов командования. К осени 1942 г., когда стало ясно, что кризис в армии, вызванный неудачным началом войны, преодолён, институт военных комиссаров упразднили. В РККА было введено полное единоначалие и установлена должность заместителя командира по политчасти (в 1943 г. и она была ликвидирована). Таким образом, «всевластие комиссаров» в Красной Армии – пропагандистский миф.

Ключевое значение парторганизации имели и в тылу, даже несмотря на потерю своих лучших кадров, ушедших на фронт. Коммунисты играли большую роль в развертывании новой военно-промышленной базы на востоке страны, куда эвакуировались предприятия с оккупированных территорий. В основном это были высококвалифицированные рабочие и специалисты. Только за первый военный год снялись с мест и прибыли на предприятия 378,5 тыс. коммунистов.

Состав партии в годы войны изменился. На смену погибшим коммунистам и выбывшим по разным причинам становились миллионы новых. Кандидатами в члены ВКП(б) стали около 5,1 млн. человек, членами – около 3,3 млн. человек, 10,5 млн. человек вступили в ВЛКСМ. Вступление в партию в грозное время войны стало формой выражения своего стремления быть среди активных защитников Родины.

Характерным примером того, что ВКП(б) разделила долю сражающегося народа, является судьба детей высших руководителей партии – членов Политбюро. Оба сына И.В. Сталина были в действующей армии. Яков, старший лейтенант, командир батареи гаубичного полка, оказался на фронте уже через два дня после начала войны. В середине июля 1941 года его часть оказалась в окружении, и он попал в плен. Судьба Якова, как и многих других советских военнопленных, сложилась трагически. Он содержался в концентрационных лагерях, но наотрез отказался сотрудничать с гитлеровцами. В 1943 году он погиб при попытке к бегству из концлагеря Заксенхаузен. Существует легенда о том, что Сталину предлагали обменять его сына на взятого в плен в Сталинграде фельдмаршала Паулюса. Она не имеет прямых подтверждений, но в воспоминаниях дочери Сталина Светланы Аллилуевой содержится следующий эпизод: отец в разговоре поделился с ней тем, что немцы предлагают обменять Якова на «кого-то из своих». По словам Светланы Аллилуевой, Сталин не согласился на это, добавив: «На войне, как на войне».

Младший сын Сталина Василий был лётчиком-истребителем и воевал с лета 1942 года. За ним числится 2 сбитых лично и 3 в группе самолёта противника. Василий получил тяжёлое ранение в ногу и после этого был переведён в лётчики-инструкторы.

Все три сына близкого соратника Сталина А.И. Микояна – Степан, Владимир и Алексей – были военными лётчиками и дрались на фронте. Владимир погиб в 1942 году под Сталинградом.

Серго Берия, сын наркома внутренних дел Л.П. Берия, во время войны закончил разведшколу, получил специальность радиста. Он участвовал в операциях в северном Иране и Курдистане, где советские войска совместно с англичанами предотвратили вторжение Германии с целью захватить нефтяные месторождения. В 1944-1945 гг. Серго Берия служил в частях 4-го и 1-го Украинских фронтов.

Леонид Хрущёв, сын Н.С. Хрущёва был военным лётчиком, получил тяжёлое ранение. В тылу он стал участником трагического инцидента: по его вине погиб человек. Леонид был осуждён на 8 лет с отбытием наказания на фронте. Он погиб в воздушном бою в 1943 году, числился пропавшим без вести. Место падения его самолёта обнаружили поисковики только в 2000 году. Тогда же была установлена личность погибшего пилота – Леонида Хрущёва.

У члена Политбюро А.А. Андреева сын Владимир был штурманом в дальнебомбардировочной авиации. В Главпуре РККА служил сын А.А. Жданова Юрий.

К.Е. Ворошилов с женой своих детей не имели и воспитывали приёмных. Один из них, Пётр, был танковым конструктором и трудился в знаменитом челябинском «Танкограде». Ворошиловы воспитывали также сына и дочь умершего в 1925 году советского военачальника М.В. Фрунзе. Тимур Фрунзе, военный лётчик, погиб в битве за Москву.

Не воевали сыновья Г.М. Маленкова, одному из которых на момент начала войны было 4 года, а второму 2 года.

Советское высшее партийное руководство полностью разделило судьбу сражающегося народа. Именно поэтому его авторитет остался непререкаемым даже в самые трудные военные дни.