Главная Главная Аналитические статьи Секретарь Тамбовского ОК КПРФ А.П. Веселовский: Выученная беспомощность или банальная обывательщина?

Секретарь Тамбовского ОК КПРФ А.П. Веселовский: Выученная беспомощность или банальная обывательщина?

Печать PDF

Антон Павлович Веселовский

Отгремела очередная избирательная кампания в России – «выбирали» глав регионов, региональные заксобрания, представительные органы муниципалитетов. Результаты оказались традиционными и предсказуемыми для текущих буржуазных реалий нашей страны – при минимальной реальной явке избирателя «победу» вновь одержали «ЕР» и её кандидаты. Цену такой победе все мы прекрасно знаем, понимаем мы и механизм её достижения: административный ресурс и мобилизация подконтрольного электората, вбросы и карусели, подлог итоговых протоколов – спектр мошенничеств, применяемых на выборах, достаточно широк. Говорилось об этом во всех подробностях не раз, в том числе и на страницах «Нашего голоса», повторять всё это не имеет смысла.

Но нам интересно другое. Не сам механизм фальсификаций и мошенничества во время голосования (он, как мы уже отметили, давно известен), а те причины, которые лежат в его основе. И не те, которые как бы на поверхности и вроде бы понятны и ясны любому мало-мальски интересующемуся политикой человеку (полное политическое банкротство «ЕР» и стоящих за ней олигархических кругов, а потому стремление удержать власть вследствие невозможности заполучить её иными путями и т.д. и т.п.), а иные – те, которые с полным правом можно назвать основой существующей уродливой политической системы; те, которые только и позволили ей сформироваться, которые поддерживают и воспроизводят её раз за разом, из года в год. Вскрыть и понять эти действительные первопричины существующей политической вакханалии, разнузданного политического беспредела, беззакония, беспринципности и хамства власть имущих можно только тогда и только в том случае, если рассматривать всё происходящее через призму марксистско-ленинского учения, если подходить к сложившейся ситуации с классовых позиций, единственно дающих объективный ответ на поставленные вопросы. Получив же этот ответ и объективно оценив ситуацию, можно понять, как и в каком направлении действовать, что противопоставить и на кого опереться в дальнейшей борьбе против власти одиозной буржуазии.

Давно известно, что основой самого существования общества, его материальной жизни, его бытия является экономика – тот базис, на котором зиждется вся громада человечества. Однако мы прекрасно знаем, благодаря Марксу, Энгельсу и Ленину, что экономика, уровень её развития, способ производства, отношения собственности определяют не только условия жизни людей, но и их сознание, их мировосприятие и миропонимание, мировоззрение в целом, а значит, и типичное поведение, поступки и решения. Поэтому, чтобы понять корень зла происходящего в современной политической жизни России, причины появления и развития этого зла, нужно честно и объективно проанализировать и оценить именно тот экономический базис и ту надстройку (в том числе и в форме общественного сознания), которые мы сегодня имеем. А дальше попытаться понять возможности, масштабы и перспективы политического действа и манёвра нашей партии в современных российских условиях.

Будучи последовательными и правдивыми в оценке современного состояния российской экономики и тех принципов, на которых она основана, мы не можем не признать, что имеем дело с экстенсивно-ресурсной экономической системой колониального типа, характер которой можно определить как монопольно-капиталистический, включающий в себя серьёзные элементы феодализма. Буржуазная колониальная Россия давно перестала быть страной промышленно развитой, а все её «ведущие» отрасли основаны главным образом на нещадной эксплуатации природных ресурсов. При этом практически всё оборудование и машины, используемые при добыче и транспортировке этих ресурсов, являются иностранными. Оставшиеся ещё в стране промышленные предприятия находятся также в руках и под контролем иностранцев. Последнее исключение, имевшее место быть до сегодняшнего дня, – оборонная промышленность, но в данный момент она медленно, но верно повторяет трагическую судьбу других, некогда могучих производственных отраслей Советского Союза, доставшихся после разрушения СССР бывшим партбилетчикам с душонками уличных торговок самого низкого пошиба, думавших и стремившихся не к тому, как спасти советскую Родину, используя свои должности и авторитет, а как бы хапнуть акции и активы предприятий, превратиться под шумок разрухи в их хозяев, обеспечить себя рентой и дивидендами в полном соответствии с самой пошлой мечтой самых пошлых мещан-обывателей.

Итак, нашу страну сегодня нельзя назвать не только сколько-нибудь промышленно развитой, но и развивающейся в целом – приёмы и методы хозяйствования не просто экстенсивные, а хищническо-варварские, уничтожающие природу России и её ресурсы. Катастрофический откат экономики назад, погром промышленности и всех передовых отраслей хозяйствования, культивирование самых отсталых производственных отношений наложили отпечаток на социально-политическое сознание масс и формирование той чудовищной политической реальности, которую мы сегодня имеем.

Мы уже упоминали на страницах «Нашего голоса», но коснёмся ещё раз того принципиального момента, многое объясняющего в современной нам политической ситуации, что те, кто разрабатывал, управлял и направлял деструктивные процессы по внедрению мелкобуржуазного сознания в советское общество (а делали это давно переродившиеся предатели с партийным билетом в кармане, троцкисты и контра, засевшие на самом верху партийного здания; им, почуяв лёгкую и скорую наживу в виде акций и дивидендов, вторили партийные руководители средней руки и отдельные комсомольские работники, инженеры и директора, в массе своей мало отличавшиеся внутренне от тех, кто верховодил в перестроечные времена), кто занимался аферой приватизации и экономическими реформами «свободного рынка», действовали с далеко идущей политической перспективой, действовали выверенно, точно и наверняка.

Главной задачей их была вовсе не экономическая монополия и перераспределение собственности в свою пользу – этого возможно было добиться, сохранив промышленный потенциал России, доставшийся от Советского Союза. Главной задачей, которую поставили перед собой контрреволюционеры и которая продолжает превалировать и сегодня в их политике, – убийство рабочего класса, пролетариата, ликвидация его как класса. Только это позволяло им раз и навсегда обезопасить от народа свою воровскую власть и заполученную собственность. Сделали они это легко и непринуждённо. Мы не будем подробно останавливаться на этом сюжете (большинство сами были свидетелями всего происходившего в 1990-е), коснёмся лишь основных моментов.

В конце 1980-х – начале 1990-х уже на подготовленную почву изменённого общественного сознания советских граждан легли громкие обещания и проекты либеральных реформ. Основным положением, которое должно было завлечь граждан СССР, вдруг ставших падкими на «халяву», стало обещание разделить поровну всю общенародную собственность в ходе так называемой приватизации, и это на первых порах обеспечило поддержку населением мошенников, оказавшихся у власти в России. Воротилы от власти и постперестроечные директора предприятий, обладавшие инсайдерской информацией и использовавшие преступные схемы для скупки ваучеров у населения, в одночасье превратились в хозяев и общенародной собственности, и положения. Таким образом, из вчерашних руководителей средней руки, из предприимчивых дельцов сформировался узкий слой собственников, готовых отстаивать теперь уже свою собственность и поддержавших преступную власть, шаг за шагом утвердившуюся в России. Население же, не сразу разобравшееся в том, как нагло и цинично его обманули, некоторое время готово было упрекать лишь себя в собственной нерасторопности и недальновидности, в лучшем случае – предъявлять претензии в недобросовестности директорам и предпринимателям, то есть отдельным представителям буржуазного класса, но не всему классу в целом, что также играло на руку новым хозяевам страны.

Таким образом, уже на начальном этапе этой грандиозной аферы её бенефициарам удалось исключить проявления классовой борьбы, что в значительной мере обезопасило новую буржуазию – рабочие выступления свелись к отдельным локальным актам: забастовкам, митингам, даже выступлениям и бунтам, но отдельным и потому неопасным. (Борьба против отдельных представителей буржуазии никогда не приведёт к достижению власти пролетариатом и является борьбой несознательной. Противостояние же всему классу эксплуататоров только и может стать залогом победы рабочего класса в борьбе за свои права и кровные интересы).

Тем не менее само существование рабочего класса и неизбежное (запланированное) его обнищание, живая память о принципах социализма, примеры бойцов Октябрьской революции – всё это сохраняло значительную угрозу для власти колониального капитала, утвердившегося в России. И здесь мало было одного идеологического удара из лжи и фальсификации исторических событий, связанных с развитием и борьбой большевизма за народное счастье, – требовалось изменить само бытие, определяющее сознание как отдельного человека, так и общества в целом, а значит, требовалось изменить и само общество и условия его существования. Поэтому произошла реализация второго этапа давно задуманного и спланированного преступления против Советской России и её народа – целенаправленное тотальное уничтожение советской промышленности с той целью, чтобы уничтожить рабочий класс, но уничтожить не просто его, а уничтожить сами условия его появления и существования – крупное централизованное производство.

Начало этому этапу было положено практически одновременно с так называемыми рыночными преобразованиями в России, погромом крупных и средних предприятий, на которых сосредотачивалась основная масса кадрового пролетариата, представлявшего наибольшую опасность для буржуазной клики у власти. Здесь под удар попали и новоявленные собственники – вчерашние ответственные партийные работники, не так давно помогавшие укрепиться контрреволюционной власти. Теперь их постигала закономерная и заслуженная для всех предателей участь – их вышвырнули как ненужный элемент новые хозяева жизни, сделавшие правильный расчёт на то, что эти перерожденцы-собственники, руководствуясь своими меркантильными соображениями, будут изо всех сил пытаться урвать хоть что-то из сложившейся ситуации, а не помышлять о борьбе политической. Да и не способны они к ней по самой своей природе, ещё в советское время переродившись в чиновничье-деляческую прослойку, в буржуазию.

В то же самое время значительная часть бывших советских руководителей среднего звена, секретарей райкомов и горкомов сменили пиджаки, на первых порах превратившись в глав районов и городов, депутатов различных уровней и даже губернаторов, но со значительно большей «финансовой самостоятельностью», чем при советской власти. Такое положение в силу их отказа от марксистско-ленинской теории казалось им незыблемым и даже очень привлекательным, поэтому-то они столь «толерантно» смотрели на происходившие деструктивные процессы, в том числе на уничтожение промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны. Скорый закат их политической карьеры также явился закономерностью – сразу после того, как они выполнили роль фактора, сдерживающего народное возмущение, в том числе и благодаря сохранившемуся ещё к ним доверию людей на местах, по старой памяти (не понимая, что времена изменились) видевших именно в них тех, кто «не должен предать». Отчасти удалось, что называется, помазать собственностью и рабочих – позволить им приватизировать и так принадлежавшие им квартиры, дома и дачи, что, несомненно, внесло собственническую нотку в уже деформированное шквалом буржуазных условий сознание рабочего класса.

Удары по отечественному производству со стороны колониальной администрации наносились последовательно и методично, не оставляя ни единого шанса на выживание. Это и разрыв экономических связей после наступления эпохи либеральных реформ без какого-либо переходного периода, и открытие границ, и ввоз иностранного ширпотреба, и удушающие налоговые ставки, и банкротства и рейдерские захваты с последующим банкротством, ликвидация целых отраслей и т.д. и т.п. Несмотря на весь этот беспредел, этап уничтожения советского промышленного потенциала растянулся почти на два десятилетия – слишком развита и велика, слишком прочна была производственная основа, заложенная Советским Союзом. Основные моменты реализации этапа ликвидации пришлись на годы правления уже Путина. Завершающую стадию мы наблюдаем сегодня, когда остатки промышленного потенциала добиваются полностью и окончательно, а немногие сохранившиеся предприятия переходят в руки иностранцев со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Однако уничтожить ядро рабочего класса – именно ту силу, которая могла бы ещё свергнуть власть буржуазии, – удалось уже к концу 1990-х. Оставшиеся, во многом маргинальные, занятые поиском возможностей выжить, люмпенизированные и окрестьянившиеся (как работники-пролетарии бывших совхозов и колхозов, например), разрозненные как физически, так и прежде всего организационно группы рабочих реальной угрозы для буржуазно-криминальной верхушки уже не представляли.

Таким образом, в результате чётко спланированных и слаженных действий властная клика в интересах своей безопасности уничтожила промышленность, а вместе с ней и рабочий класс России, единственно могущий быть её могильщиком.

Ставка при этом была сделана именно на формирование из России колониального придатка мировой экономики, на беспощадную эксплуатацию и уничтожение природных ресурсов, на формирование ряда крупнейших монополий по добыче и транспортировке сырья, однако не подразумевающих под собой создание производств, концентрирующих десятки и сотни тысяч рабочих в одном месте, как это было на производствах-гигантах СССР. Подобная практика, окончательно оформившаяся при Путине, принесла огромные доходы криминально-олигархической власти при практически полной безопасности её существования ввиду отсутствия кадрового и организованного пролетариата.

Параллельно изменилось сознание как общества в целом, оказавшегося в принципиально иных условиях существования, чем в советское время и постсоветские 1990-е, так и трудящихся – социалистическая основа была вытравлена из него в превосходной степени, что в большой мере исключает именно классовую борьбу с их стороны, столь опасную для буржуазно-олигархического режима. При этом социально-политическое и экономическое положение России усугубляется ещё и тем, что образовавшиеся гигантские монополии в силу целого ряда причин не генерируют в современной России монополистического капитализма в его чистом виде, который бы вновь создавал условия для возникновения пролетариата и классовой борьбы, губительной для существующего политического режима (данные монополии носят исключительно ресурсный характер, развиваются экстенсивно и по сути представляют собой типичные латифундии прошлого с поправкой на размеры, не создающие условия для образования рабочего класса).

Более того, характер их возникновения и существования таков, что не имеет ничего общего даже и с капиталистическими принципами развития, являя собой куда как более архаичные формы. Возникли эти монополии отнюдь не в результате конкурентной борьбы и развития, а в результате искусственных действий политической власти, по сути распределившей огромные ресурсные отрасли внутри узкого круга лиц, задавив и уничтожив конкурентов, так или иначе не вписавшихся в контуры этой власти. Эти гигантские монополии фактически отданы на откуп своим людям и преуспевают только за счёт ресурсов политической власти. Таким образом, успех и возможность вести дело в современной России всецело зависит не от способностей или умений, а от близости к тем или иным чиновничьим структурам, сформировавшим ряд кланов, паразитирующих в России, а это в свою очередь объективно указывает на формирование неофеодальных принципов функционирования и управления как в экономике, так и в политике и социальной сфере жизни общества со всеми вытекающими отсюда последствиями глубокого и необратимого регресса по всем направлениям человеческой жизни, и прежде всего регресса сознания.

В целом же в современной России причудливым образом уродливо переплелись самые отсталые, самые архаичные и забытые формы хозяйствования и управления, типы производственных и социальных отношений, что ярче всего отражается в так называемой вертикали власти. Именно она являет наглядный пример работы политической системы, построенной на указанных принципах, когда фактически несколько крупных кланов, группирующихся вокруг ряда ведущих федеральных чиновников, поделили страну на округа кормления, в которых действуют поставленные ими губернаторы. Главным критерием отбора при этом являются безусловная лояльность и готовность финансово «помогать» своим покровителям, а не профессиональные качества и реальные успехи-достижения. В обмен на лояльность к конкретным лицам и системе в целом во главе с Путиным эти главы регионов получают фактически полную свободу действий лишь с условной оглядкой на закон. Подобным же образом они выстраивают «вертикаль власти» внутри вверенных им регионов – на тех же самых концептуальных принципах неофеодальной системы. Повторяется она и на более низком уровне, фактически ввергая всю общественно-политическую систему в новое средневековье, в сеньориально-вассальные отношения, насаждая отношения слуги и господина на всех уровнях как власти, так и общества в целом, формируя соответствующую общественную психологию.

В итоге уродливая форма бытия стала необоримым источником появления массового мещанского сознания, законсервированного отсутствием изменений колониально-буржуазной экономической системы. Сознания, замешанного на мелочной алчности, стяжательстве, индивидуализме, материальной расчётливости, а также помыслов, не поднимающихся выше собственнических желаний и выгод, основанных зачастую на подобострастии и пресмыкании перед «барином» любого разлива.

Именно современное общество с его мировоззрением филистера – главная причина и главная загвоздка существования той уродливой политической системы современной России, о которой мы ставили вопрос в самом начале данной статьи. Российское общество, отравленное миазмами сегодняшнего бытия, в подавляющем своём большинстве неспособно ни на какие действия. Оно в основной своей массе готово лишь пассивно гундеть, выражая протест в безопасной для себя форме и обстановке, да и то только от недовольства собственным личным неустройством и затруднениями, а отнюдь не корнем пороков и зла современной общественной системы – капитализмом. Но даже и этот кухонный протест – не более чем недовольство мелочного хапуги, упустившего ту или иную выгоду. Недовольство исчезает, как туман в летний день, как только имущественное положение такого филистера чуть-чуть поправляется. Ни о каком последовательном протесте не может быть и речи, а уж тем более о борьбе за благо всего общества. И это та реальность, которую мы всецело должны учитывать сегодня в своей работе, в своей теории и практике.

Унылое мещанство, правящее социальный бал сейчас в нашей стране, по самой своей природе и психологии не способно к совместным действиям, в принципе не способно к действиям, которые бы не сулили ему сиюминутную материальную выгоду. Оттого-то и стоят пустыми избирательные участки, что внутренняя здоровая логика выборов – это прежде всего совместные, организованные, слаженные действия на благо сначала всех и только потом уже – каждого.

Но поколения филистеров (уже как минимум два) и омещанившиеся бывшие советские граждане дальше своего носа видеть не способны в силу узости мысли, а любое действие в интересах общества вызывает у них оторопь и искреннее недоумение. Именно поэтому на избирательные участки от выборов к выборам приходит осозанно лишь незначительная часть общества, которая оказывается значительно меньше холуйствующих бюджетников, за малую подачку с радостью спешащих продолжить своё рабство. Впрочем, вместе с ними своё рабство продлевают и те, кто ждёт выгодных для себя изменений, сидя на кухне, и тем самым открывает широкое поле для деятельности фальсификаторов разного рода.

Они не желают понять, что изменения и улучшения даются только тем и только там, где идёт совместная борьба за общие интересы.

Несмотря на то, что в качестве примера, характеризующего внутреннее состояние российского общества, мы взяли выборы, они отнюдь не считаются нами единственно возможной и уж тем более главной формой борьбы. Просто пример с выборами как раз-таки и характеризует всю глубину падения, всю косность и инертность существующего социума. Уж если ни к чему, по большому счёту, не обязывающее голосование вызывает трудности у современного «гражданина», то что уж говорить о большем, ну хотя бы о наблюдении на участках, – про митинги и забастовки просто помолчим.

Таким образом, сегодня мы с полной уверенностью можем говорить не о выученной беспомощности, якобы поразившей современное общество, а о банальной обывательщине. Выученная беспомощность – это отказ от совершения многократно повторённых и не увенчавшихся успехом попыток в силу действия непреодолимой силы. Большинство же наших сограждан в силу своей ущербной индивидуалистской натуры даже и не желают пытаться что-либо изменить, в том числе и таким безопасным для них способом, как избирательный бюллетень.

Подобное, прямо скажем, удручающее положение вещей, отсутствие пролетарского ядра среди современной массы трудящихся (откровенно мещанствующей в своих помыслах и поступках), препятствие со стороны колониальной администрации любому формированию и появлению этого ядра максимально усложняют для нас, как для партии коммунистов, задачу смены существующего строя и прихода к социалистическому обществу. Усугубляется положение ещё и тем, что сегодня описанная выше политика по ликвидации и недопущению появления пролетариата продолжается в новых, убийственных уже для всего народа формах – запущен процесс сокращения и замещения коренного населения страны так называемыми гастарбайтерами, трудовыми мигрантами, а по сути просто штрейкбрехерами, готовыми к работе фактически на кабальных условиях. К тому же вопросы их содержания и социального обеспечения отпадают сами собой, что сулит дополнительные выгоды олигархическо-колониальному режиму, обнуляющему сегодня не только страну, но и её государствообразующий русский народ, уже фактически потерявший любую национальную идентичность, а значит, утративший и себя.

Конечно, мы не можем сказать, что это делается прямо – подобные процессы протекают косвенно и исподволь, но логика их именно такова. Отсюда и регулярные упорные заявления «гаранта» о том, что стране нужно больше мигрантов, отсюда упрощение получения ими регистрации и смягчение миграционного законодательства в целом. Конечно, условия труда и условия существования могли бы из этой массы сделать рабочий класс, но националистические и религиозные предрассудки её столь сильны, а сознание настолько не развито, что в данный момент подобное развитие событий является крайне маловероятным.

Что же нам остаётся в этих условиях? На чём должна строиться наша тактика политической борьбы? Какие текущие цели и задачи должны мы перед собой поставить? Правильно выбрать приоритеты своей работы мы сможем лишь оценив, на что и при каких условиях способна описанная нами людская масса. Теория и практика марксизма-ленинизма, основанный на ней наш собственный опыт показывают, что даже такая масса способна на определённые действия, но только тогда и только в том случае, когда проблемы и угрозы непосредственно касаются этих людей, угрожают их личному благополучию. И этими моментами надо уметь пользоваться, что мы и делаем.

При серьёзных социально-экономических потрясениях даже эта филистерская серость, точнее, её наиболее сознательная часть, способна на радикальные настроения и революционный порыв. Но здесь мы должны учитывать, что революционность эта непоследовательная, неустойчивая и половинчатая. Что мещанские массы и мелкая буржуазия – крайне ненадёжная публика, которая в любой момент откачнётся от революционного движения даже в том случае, если инспирировано оно будет в её же интересах. Инертность и нерешительность обывателя являются существенным фактором, который нужно принять во внимание со всей серьёзностью. В силу него обывательщина предпочитает позицию «моя хата с краю» и ни при каких обстоятельствах не желает брать на себя инициативу и ответственность, и даже частично разделить её с кем-то, о необходимости чего им постоянно говорят коммунисты. А значит, любой политический авантюрист, даже замаранный антинародными действиями в прошлом, любая разрекламированная пустышка с ореолом борца и страдальца, любой политический проходимец, обладающий артистическими способностями, может увести толпу в деструктивном направлении, может на волне косности и близорукости этих «граждан» оказаться на вершине протестных событий, пустив ситуацию в окончательный разнос, похоронив последнюю возможность выправить ситуацию и спасти гибнущую страну.

И такие примеры нередки, такие примеры налицо и сегодня. А значит, наша основная задача будет заключаться в недопущении такого сценария, в овладении и удержании стратегической инициативы, в непременном руководстве массами в созидательном направлении. Чтобы в нужный момент купировать анархию, хаос и разруху, к которым семимильными шагами ведёт действующая власть, чтобы оперативно осуществить овладение и управление массами в тот непродолжительный период их радикального порыва, о котором мы говорили, и подобрать брошенную власть, мы должны обладать серьёзной, идеологически мотивированной, мобильной и политически боевой партийной организацией, имеющей большой опыт и отличающейся профессионализмом.

Это ставит перед нами сегодня всего лишь одну, но крайне важную и трудную задачу – найти и привлечь к себе тех людей, которые обладают достаточно развитым сознанием для объективной оценки происходящего, которые готовы действовать в интересах достижения социализма, которые тверды в своих намерениях и не свернут с нашего пути. Нашей задачей сегодня является всемерное укрепление партийных рядов за счёт лучших представителей трудящихся и всех других слоёв общества. Партия – вот тот единственный инструмент, который в состоянии изменить предначертанные всем нам буржуазно-колониальным отребьем бесславный конец и забвение. И сейчас, когда ряд политических авантюристов на волне несознательного протеста оказались у власти, но их скорое неизбежное банкротство горько разочарует обманувшиеся в своих наивных ожиданиях массы, отрезвит и раскроет глаза наиболее развитой их части, у нас для выполнения поставленной задачи появятся все шансы, которые мы обязаны не упустить.

Сильная Коммунистическая партия – единственный залог успеха и спасения всего общества современной буржуазной России.

Обновлено 29.09.2020 14:31  
Центральный сайт КПРФ

КПРФ.ТВ

Русский Лад в Тамбовской области

Телеканал Красная линия

Сайт газеты "Правда"


НАША КНОПКА:
Тамбовское отделение КПРФ

Погода на завтра

Рейтинг






Свежий номер


Контактные данные

Телефон:
8 (4752) 56-43-25

Электронная почта:
kprf-tambov@mail.ru

Адрес: 392000
г. Тамбов, ул. 3-я Линия,
д.18, к. 502

подробнее...

Посетители

mod_vvisit_counterСегодня265
mod_vvisit_counterВчера666
mod_vvisit_counterНа этой неделе3431
mod_vvisit_counterНа прошлой4770
mod_vvisit_counterВ этом месяце16315
mod_vvisit_counterВ прошлом26849
mod_vvisit_counterЗа все время4947580

Online (20 минут): 9
Сегодня: 24 Окт 2020